Category: лытдыбр

красные розочки

6 февраля 2016

Девочковое.

Очень важно понять - не надо взваливать на себя все, что только можно взвалить. Даже, если очень хочется. Даже, если ты думаешь, что вытянешь все. Конечно же, ты вытянешь!
Но - с потерями: своими личными потерями нервов, счастья, возможно, здоровья. Большее, что случится - тебе скажут: "Спасибо, молодец". И обидно добавят: "Как всегда".
Меньшее - никто не поймет, какой невероятной ценой ты снова сделала невозможное. И просто воспримут это, как должное. Ну да - ты же всегда стараешься сделаться максимально много. За что же говорить "спасибо"? Это твой личный выбор - тратить себя на благо других.

Переложите часть своих дел на кого-то. Справятся. Вы удивитесь - но мир не рухнет.

Любите себя. Находите для себя время. Позволяйте себе заниматься тем, что вы любите - гулять, рисовать, писать сказки, петь или ходить в бассейн. Не потому, что это время, потраченное с тем, чтобы стать лучше. Нет. Это просто время, подаренное вам самим. Вы его заслужили.

Покупайте платья. Ходите в салоны красоты. Тратьте на себя время и деньги. Не впадайте в крайности, но позвольте баловать себя - себе самой. Купите билеты в театр, сходите в музей. Зайдите в самую лучшую кофейню города, сядьте за столик у окна, пейте кофе-латте и смотрите на снующий город. Это ваше время, и ваша жизнь. Остановитесь, чтобы перевести дыхание.

красные розочки

Ушки

PSV_8899


Ушки полудикого коня из Латвии, где я снимала целый табун таких лошадок. Они называются "Коник польски" (это порода), и считается, что это единственные лошади, в крови которых есть частичка тарпанов, которых на земле уже не осталось.
Потом покажу всю серию - было очень интересно их снимать, да и просто находиться среди них несколько дней.

красные розочки

Сказка про узкий дом

В одном большом-пребольшом каменном городе жил человек, который мечтал о собственном доме.
Он много лет копил деньги, откладывал каждую монетку, и наконец, смог купить себе крошечный узкий участок земли, втиснутый между двумя высокими домами.

Но места было так невозможно мало, что все строители города сказали:
- Нет, мы не сможем работать!  У нас даже кран сюда не пролезет – как же мы будем строить дом!

Тогда человек рассердился, и решил, что обойдется без строителей.
Он купил книжку «Как построить себе дом», внимательно ее прочитал от корки до корки, затем купил в магазине кирпичи и цемент, гвозди и доски, и действительно, сам построил себе жилище!

Дом получился странный. Такой узкий, что по его коридорам нельзя было пройти вдвоем. Комнаты в доме были небольшие, но длинные, как макароны.
Мебели в доме не было, потому что ни один шкаф помещался в него, и все вещи висели на гвоздиках. Окна тоже были узкие. И двери узкие. Узкими были ступеньки на лестнице. И даже чайные чашки пришлось купить самые маленькие – потому что они не помещались на узкий кухонный столик. А чтобы принять душ, человеку приходилось поворачиваться боком.
Collapse )
красные розочки

26 июня 2015 года

Среди катающихся на скейтах и самокатах подростков, вижу мужчину, прилично за 50, судя по лицу - жизнью потрепан... Неплохо одет. В наличии также имеется суровый взгляд покорителей вершин. На роликах! :) Я улыбаюсь ему вслед.
"Взрослых нет, есть только постаревшиие мальчики и девочки"
(
"О чем говорят мужчины")

* * * * *

Лежу в больнице. За стеной - другая палата. Там часто и жалобно стонет старушка - это отделение неврологии, у нее очень болит голова. Медсестры не реагируют. Врачи покрыты философским наростом.

В какой-то момент та не выдерживает:
- Все, все может человек пережить.
...Я думаю, она не о себе говорила.


* * * * *

красные розочки

(no subject)

Бывают такие места заповедные, дальние, где в реке рыба подплывает к твоим ногам, когда сидишь на мостках, глядя на воду.
И река тихая-тихая, за твоей спиной деревня, соседний берег - густой лес. И поэтому ты смело скидываешь с себя всю одежду, но понимаешь, что нырнуть страшно, вода шуршит-шепчет - "давай же, давай!", зовет прохладой, манит, торопит...
А ты все еще сидишь, ноги в воде, мальки рыб щиплют за пальцы, кувшинки покачиваются, но точно знаешь - нет, пока нельзя, пусть муж вернется, присмотрит за мной.
Потому что непростая река, несовременная вовсе - слишком чистая, слишком заповедная и вода такая темная, масляная. Бездонная. Ощущения. Чувства. Иное.
И еще одна мысль крутится, неожиданная, странная, но озвучиваешь ее позже, когда бабка поит тебя в доме холодным молоком со вкусом знакомым и забытым:
- А у вас тут русалок, случайно, нет?
И бабка смотрит задумчиво, замерев с запотевшей банкой в руках - можно тебе сказать, нет? Своя, решает она.
- Есть. Как же не быть.
И ты выдыхаешь, облегченно:
 -Ну конечно. Я так и подумала сразу - хорошее место для русалок.
Но не скажешь никому, даже ей, что слышала, и что видела там, на заповедной реке, плавая в густой темной воде.

Валдай, 2014
красные розочки

Гаврилово-Посадский конный завод. Часть первая. Откуда берутся жеребята.

 Часть первая. Откуда берутся жеребята.
История с текстом, картинками и сценами животного секса :)

Мечты сбываются, когда им приходит время. Поездку на Гаврилово-Посадский конный завод, где разводят красивейших лошадей-великанов, владимирских тяжеловозов,  я задумала еще прошлой зимой, но что-то тогда не срослось... Но буквально месяц назад, в случайном разговоре со Снежкой - senezh , я обмолвилась о своем давнишнем желании. И вдруг все сложилось удивительным образом - оказалось, что у нее в заводе работают друзья, которые с радостью примут нас в гости.
Дождавшись, пока спадут сильные январские морозы, мы начали собираться в дорогу.

С самого начала было понятно, что поездка намечается экстремальная.
Во-первых, Снежка предложила ехать на свежекупленной, но немолодой машине по имени "Дед" и с правами, полученными два месяца назад. Путь предстоял неблизкий - около 250 километров, и по дороге, типичной для этой зимы - то есть, как минимум, ужасной.
Во-вторых, все-таки, было холодно - минус 15. 
В-третьих, я решила доехать до Москвы на "Сапсане" - новом сверхскоростном поезде, который долетает (другого слова нет) от Питера до Москвы за 4 часа. Бояться я начала еще при покупке билетов, но уж больно удобным было время прихода поезда.
И это было только начало...

В поезде я решила свалять обещанную для Снежки игрушечную лошадку. Достала шерсть, иголки, начала ими тыкать, сваливая шерсть. Сосед по креслу, всем своим видом изображавший Мистера-Вежливость-И-Воспитанность, долго косился, а потом некстати, когда я в очередной раз уколола до крови палец, спросил, что я делаю. Я буркнула: "Вуду!" и продолжила занятие.
До конца дороги он старался держаться как можно дальше от меня и не задавать больше вопросов :)

Collapse )
красные розочки

Анна Ковальчук

Сегодня я имела счастье снимать Анну Ковальчук - актрису. Женщину с большой буквы.
Сама съемка была очень суетливой, к сожалению. Интуиция еще с утра подсказывала, что просто не будет... Заказ на съемку поступил от одного из моих любимых конных изданий, и в кадре нужно было получить Анну и лошадь :) Я приехала в конный клуб, где занимается верховой ездой дочка Анны, Злата.

Подготовка к процессу заняла гораздо больше времени, чем сама, собственно, съемка. Как раз подморозило, в месте, где проходила съемка, было около минус 6. Расставили свет, который сдувало ветром, и у меня каждый раз, когда вспышка на стойке начинала предательски покачиваться под порывами ветра, екало сердце. Синхронизатор отказался работать то ли из-за мороза, то ли из-за подлого характера. Героический муж привез синхрокабель. И все равно напряжение не отступало - я совершенно определенно понимала, что снимать особо нечего, стемнело так, что на тестовых кадрах получались совершенно мрачные картинки на черном фоне. Любые деревья на заднем плане, без листьев и снега, смотрелись еще хуже...

В 5 часов приехала Анна с дочкой Златой - на тренировку. Причем обе были в форме для верховой езды, что стало для меня  неожиданным сюрпризом, поскольку у меня была информация, что ездить верхом будет только Злата, и я рассчитывала, что будет достаточно времени, чтобы сделать серию портретов Анны...
Она великолепна. Очень женственная, тоненькая, хрупкая. В ней чувствуется стержень и сила, но тем не менее, ее хочется оберегать.
- Здравствуйте, - улыбнулась она, и я поняла, что в жизни она красивее, чем в кино. - Начнем съемку?
- Нет, - отвеила я, - Вы приехали заниматься с дочкой. Буду ждать Вас после тренировки здесь.
- Вы уверены?
- Конечно. Как я могу лишить Вас этой радости - общения с лошадьми и совместной тренировки с дочкой?
- Но Вы замерзли! Я так не могу!
- Так будет лучше. А мы с Наташей (девушкой-журналисткой, бравшей интервью) погреемся в клубе,  попьем чай.

О какой съемке - разве что пятиминутной - могла идти речь? Анна бы думала только о том, чтобы поскорее уйти в манеж, где ее ждали лошадь, тренер, дочка. Да и лишить ее этой радости, просто по-человечески, никак было нельзя... :)

Попыталась сделать несколько фотографий в манеже - темно  и неприглядно. Вспышкой пользоваться нельзя - в манеже, кроме Анны, занимаются еще два неопытных ребенка, и мне не хочется быть ответственной за их падение с лошади, если та испугается вспышки.

Осталась просто наблюдать.
Муж Анны стоял в манеже, на трибуне. Каждый раз, когда Анна проезжала мимо, он дотрагивался до ее руки. Это было трогательно и красиво...

Она - целеустремленная и элегантная. По тому, как человек ездит верхом, можно понять многое о его характере. Такие, как она, добиваются в жизни всего, чего захотят - лошадью управляла очень уверенно, старалась выполнять все указания тренера, была требовательной к себе, но щадила лошадь, часто гладила, разговаривала с ней. Ездит на уровне хорошего проката, но почему-то я уверена, что добьется большего, если позволит время.

Тренировка закончилась. Во дворе клуба я, Наташа-журналистка и другая Наташа-коновод, были готовы к съемке. Привели частного коня, одного из самых красивых.
Анну снимать легко. Она не помогала на съемке, предлагая позы, как делают некоторые, и я была рада, потому что она осталась очень естественной, женственной, много улыбалась. Смело взяла за повод незнакомого ей коня, легко с ним управилась...
Делая кадр за кадром, я про себя ругалась страшными словами - абсолютно черный фон за спиной Анны, убивал все настроение. Такие съемки надо делать в солнечную зимнюю погоду... Но у нас было только это время... Жесткое расписание селебрити и не предполагает ничего другого.
Она быстро замерзла - была в легкой курточке. Как только начал краснеть ее нос, я остановила съемку. Небольшой бюджет, к сожалению, не вмещал визажиста...
Она попросила визитку и чтобы я обязательно передала ей диск с фотографиями. Пригласила в театр.
Оставила после себя ощущение прикосновения к чему-то чудесному, удивительному, и уехала в огромном джипе, который просто олицетворял защищенность...

А я... я хочу снимать ее еще. Я не сделала того, что могла бы - и пусть даже обстоятельства были сильнее моих возможностей. Ощущение недоделанной работы преследует меня настолько, что выстраиваются новые планы - как снова организовать фотосессию. Чтобы сделать тот самый портрет Анны Ковальчук, который есть у меня в голове, но пока не существует в реальности...